Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Рав Ицхак Зильбер иногда посвещал нас в те редкие случаи выполнения Мицвот, возможность которых не каждому была дана.
Как-то он рассказал, что был участником Мицвы, связанной с обменом первенца осла, принадлежащего еврею, на барашка, который потом шел на Жертвенник в Храме.
Но Храма, к нашему горю, пока еще нет, поэтому жертву принести невозможно; тогда первенцу осла должны проломить затылок...
В другой раз он был участником мицвы 'шилоах акен', когда прежде чем взять яички или птенцов надо прогнать мать с гнезда.
Эта мицва действеена только тогда, когда тебе попадается гнездо дикой кашерной птицы...

Рав любил все живое. В редчайшие минутки между десятками Мицвот, совершаемых им ежедневно, за которыми он безустанно гонялся, рав, как маленький ребенок, мог любоваться и наслаждаться всей душой любым проявлением Создателя в этом мире:
Он никогда не прерывал урока, не позволял нам даже здороваться при входе, если кто-то опаздывал. Но в редкие мгновения вдруг прекращал объяснения и восхищенно говорил, глядя через стеклянную дверь на балкон:
- Посмотрите на птичек. Как они прыгают от радости, как они тюкают:
У него на балкончике всегда были разбросаны хлебные остатки для птичек, стаями прилетавшими поживиться:
Рав всегда напоминал нам заранее, что наступает день, когда нужно "заплатить" птичкам, которые когда-то склевали в пустыне манн, специально разбросанный преступниками в Субботу, чтобы сбить евреев с Б-жественного указания не работать в седьмой день:


О, ГОЛУБКА МОЯ

"О, голубка моя,
Как тебя я люблю,..
Так люблю я за рокотом моря
Тихую песнь твою..."
(Народная кубинская песня)

"Соловеюшка войны" Клавдия Шульшенко в послевоенные годы пела эту песню...
Простая, незатейливая мелодия, самые обычные слова. Но так глубоко они проникали в сердце, что даже через много-много лет, заслышав эту мелодию, оно сладостно замирает в груди...

Она билась в стекло кухонного окна. Каждый раз, когда мы не были на кухне, крылья ее трепетали между железных прутьев решетки, а сизая грудка всю билась о стекло. Сердце разрывалось от жалости...

***
Воркуют голуби. Это время их свадеб. Гуль-гульканием горлиц наполнено все вокруг. С самого раннего утра, когда еще солнце не взошло а только посветлели небеса, они заводят песни любви, насыщая этими призывными гортанными звуками прохладный предрассветный воздух. Пора любви А вот он мелким бесом или строевым шажком мельтешит за нею, важно выставив сизую грудку. Она - весь его мир...
***
Она долго подбиралась к уютному цветочному горшку на подоконнике, откуда вырвался вверх к солнцу стебель какого-то лечебного растения, дав великолепные созвездия-зонты на высоте оконного проема:
На подоконнике кроме нижнего ряда цветов были еще два этажа-полочки, заполоненные разными горшочками с растительностью...

Через некоторое время она уже сидела среди опавших листочков на сухой земле возле стволика и жалостливо поглядывала на меня. Эти глаза-бусинки...
Они были наполнены вопросом, просьбой, молитвой и жалобой...
И все же она взлетала. Дикая горлица, привыкшая к человеческой неблагодарности.
Страх, инстинкт сохранения жизни или память гонимых поколений?..

При одном отлете я заметил в вазоннике два крупных белых яичка. Они переливались перламутром еще незамутненного содержания, когда подсвечивали косые лучи утреннего солнца.
Пугливая мать сразу же возвращалась обратно, когда мы удалялись от окна, полив в очередной раз растения...
***
Все утро страшно каркала ворона за окном. Огромная, наглая, скрипуче-противная, она то взлетала на дерево, то перелетала куда-то, продолжая вопить. Потом выбрала себе место на решетке соседнего окна, которое было напротив в угловой квартире нашего этажа. Не знаю, как соседи только могли выносить это карканье, пронзающее тишину солнечного дня.
Голосила, вопила ворона полдня.
А потом вдруг внезапно умолкла. Это было огромным подарком всем нам - благословенная тишина...
***
Вечером я решил тихонечку взглянуть на голубку, чтобы не потревожить ее...
Ни голубки, ни яичек в цветочном горшочке не было. Только, как пролитая кровь, желтоватые следы на наружном краешке цветочника...
Потом кто-то все время бился в окно...
Почему в окно, я так и не знаю.
Это продолжалось долго, больше недели...
***
В-вышний сравнивает Свой народ с голубкой.
Ноах (Ной) выпускал после Потопа вначале ворона, потом голубя.
Когда голубь вернулся наконец с веточкой оливкового дерева в клюве, Ноах и семья поняли, что Потоп окончился и земля высохла.
Началась новая история человечества...
***
В Храме приносили в жертву из кошерных птиц пару голубей или горлиц.
Это единственная птица, причем не домашняя, которую можно было приносить в Святое Место и воскурять перед Создателем на жертвеннике...

Голуби верны в любви друг другу, как В-вышний к Своему народу, как Его народ Своему Создателю, не глядя на все муки, страдания, жертвы и Катастрофы...
Как пара голубей.
***
Прошло больше месяца.
Я так переживал, что не успел выполнить Мицву (Заповедь). Ведь, если бы заранее при трех свидетелях я объявил бы подоконник ничейным, то тогда смог бы выполнить Мицву "Шилуах акен" (Освобождение гнезда - неточный перевод).
Это когда человек натыкается на гнездо кошерной птицы, то он должен прогнать мать, сидящую на яичках или на птенцах, и только потом может взять содержимое гнезда.
Сегодня это делают символически, подымая содержимое (оно уже твое) и возвращая его на место...
Ни в коем случае не брать вместе мать с птенцами, как и нельзя резать скотину - мать и ее ребенка...
***
И вдруг я опять увидел голубку, сизую горлицу, сидящую на том же месте в вазоннике.
Она жалобно смотрела на меня, не сдвигаясь с места. Ее точенная, как резцом графика, головка на гибкой шейке была вознесена кверху. Клювик чуть-чуть шевелился, как будто произнося молитву. Бусинки-глаза...
Ах, эти глаза! В них заключалось все, что может выразить взгляд встревоженной матери или ребенка, незаслуженно обиженного взрослым и не понимающего: "За что?!"
Она умоляла меня сжалиться, иногда прикрывая глазки, вся вжавшаяся в землю возле стволика растения...

-- Я так ждал тебя, о, голубка моя...

Десятки ассоциаций мелькали, кружились, вертелись в хороводе воспоминаний, пока не брызнули струйками соленых ручейков, запотев стекла очков и заслонив страдалицу.

"О, голубка моя,
Как тебя я люблю..."



 
,
счетчик посетителей сайта
webcam girls yahoosingles