Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
ОДИН ИЗ ЛЮБИМЫХ УЧЕНИКОВ

По всем весям мира разбросаны его ученики. Главы ешив для русскоязычных евреев в Израиле, России, Америке и Европе - бывшие ученики рава Зильбера, чем они беспредельно гордятся.
Быть учеником рава Ицхака - высокая заслуга, ответственное звание.
Мы, которые называем себя его учениками, не всегда достойны этого звания, но - ничего не поделаешь, ведь ученик тот, кто учился, учится и будет учиться у своего Учителя, даже если тот ушел в лучший мир...
Рав Ицхак Митин создал и взлелеял ешиву в Риге. Он был достойным учеником и последователем рава Зильбера.


ПОСЛЕДНЯЯ АЛИЯ

Рав Ицхак бен Авраам Митин - зихроно цадик ливраха!

Я вспоминаю, как, за пять лет до смерти Рава, мне сообщили, что из Риги привезли тело рава Ицхака Митина, умершего или по другой версии погибшего в ешиве, которой он посвятил жизнь.
Я пришел отдать последнюю дань уважения необычному человеку.
Собралось немного людей, среди которых и репатрианты из России. Было тихо, печально и очень малолюдно. Кто-то направлялся в синагогу, кто-то спешил по своим делам, замедляя шаг возле группы людей, неизвестно почему стоящей здесь.
Шепотом спрашивали: 'А кто это Митин'?

Но вот подъехала темная машина вывезли на каталке тело, завернутое в талит.
Уже стемнело. Я оглянулся - и был поражен. Место, недавно пустовавшее, внезапно стало заполняться сотнями людей, которые все прибывали из темных проемов соседних улиц.
Поток людей траурным разливом заполнял все свободное пространство. Установили микрофоны, освещение. Массы людей в черных костюмах, в кипах, шляпах, штреймлах прощались с ним, ушедшим в иной мир.
А потом были страстные речи сдерживающих рыдания выступавших. Говорили большие ученые, главы известных иерусалимских ешив. Колыхалась тысячная толпа провожающих, светили прожекторы, разносился громовой голос раввина Эзрахи из ешивы 'Мир', люди плакали.
Рав Зильбер - учитель и большой друг ушедшего в лучший мир - вырвался из дома несмотря на запрет врачей и стоял над умершим, перевязанный окровавленными бинтами:
А Ицхак Митин лежал под покрывалом из талита. Это была его последняя алия (восхождение) в Эрец Исраэль из Риги.
И вдруг душераздирающий девичий крик:
'Папочка! Родной! Не уходи от меня! Ты мне так нужен. Я не хочу, чтобы ты уходил: Папа, папочка:'
Рыдания слышались в толпе, глаза заливали слезы...

Праведника определяют по похоронам. Как иначе объяснить такое стечение людей, пришедших проститься с неизвестным им человеком.
Ицхак бен Авраам, сын начальника рижского КГБ, перед которым были открыты все 'их пути', изучивший все виды философских течений, в прошлом русский человек, а сегодня праведный еврей, отец семейства, глава ешивы, отец и раввин своих студентов, сделал свою последнюю алию.
Десять лет он пестовал в ешиве воспитанников, 'выбивал' невероятными путями средства на существование ешивы - главной цели его жизни.
Он находился там круглый год, изредка, лишь на главные праздники приезжая навестить семью в Иерусалиме, совершая ежегодную 'алию лерегель' .
Хана, его жена, оставшись с тремя сиротами, все свои силы, последнее от заработка отдавала на содержание ешивы.
Она объяснила это так: 'Ицхак был им отцом и матерью. Теперь я должна заменить мать и отца:'
Трудно описать, кем был рав Ицхак Митин.
Я никогда в жизни не мог даже заподозрить, что этот праведный еврей был гер цедек (прозелит).
Это был истинный до мозга костей верующий еврей...
Он как-то пришел ко мне на прием в очередной приезд из Риги. Шалило сердце. Мой способ помог ему, как он сам утверждал, назавтра. Тогда я предложил курс лечения, но он сказал, что должен срочно возвращаться в Ригу, в ешиву.
- Без меня там ничего не пойдет. Ребятам просто нечего есть.
- Когда вы должны уезжать?
- Завтра после полудня.
- Вот и хорошо. Встретимся с утра.
- Да нет, не получится. Завтра меня ждет самое большое переживание. Надо идти к раву Ицхаку и просить денег на ешиву.
Я хорошо знаю, что он 'гол как сокол', у самого нет средств, но он сделает, как всегда, все невозможное и из-под земли раздобудет пару тысяч долларов.
Только он - один на целом свете. Мое сердце разрывается от боли, но нет выхода - им нечего есть, нечем топить помещение.
Это самое страшное испытание.
Я бы очень хотел придти к вам на лечение, хотя бы еще раз, но... Я должен идти 'мучить' праведника нашего поколения:

Это был наш последний разговор, когда я еще совершенно не знал, кто такой рав Ицхак Митин. Он еще мечтал написать книгу 'Моя жизнь'. При очередном налете в общественном транспорте рижское КГБ ограбило его, вырвав драгоценный чемодан, полный рукописей этого талантливого писателя. Весь его архив. Это только эпизод из бесконечной цепи преследований...
Осталась сиротою в далекой Риге ешива, потерявшая своего родителя, наставника, учителя и кормильца...


 
,
счетчик посетителей сайта
webcam girls yahoosingles